Death fanfiction
Если наш юмор не умещается у вас в голове, возьмите мешочек. (с) ФД
Автор: Death aka Feanaro
Название: Здравствуй, трагедия!
Фэндом: Supernatural
Персонажи: Дин, Сэм +некоторое количество персонажей разной степени оригинальности
Жанр: мистика, детектив
Рейинг: R
Примечания: 1. Название — цитата из стихотворения И. Бродского «Портрет трагедии». 2. Действие происходит в городке Сент-Питерсберг, штат Миссури. Городок этот представляет собой нечто среднее между тем, что я нафантазировала, и тем, что писал Марк Твен. На самом деле такого города нет. 3. Тайм-лайн — первый сезон.

Сент-Питерсберг, штат Миссури




Сент-Питерсберг, штат Миссури

I
В кафе было довольно оживленно. На улице шел дождь, а время было еще детсткое. Дин и Сэм сидели за столиком у окна. Сэм открыл ноутбук и что-то просматривал, одновременно разговаривая с братом. Дин же, сначала внимавший с неподдельным интересом, вдруг отвлекся на проплывшую мимо официантку, которая теперь стояла у столика напротив, приимая заказ. Форма у нее была неприлично короткая.
– Дин, ты меня слушаешь или пялишься на зад официантки? Дин! Дин!!
Сэм швырнул в брата картошкой-фри.
– Ты обалдел, Сэмми?! Футболка новая совсем! – встрепенулся Дин.
– Я – Сэм.
– Козел ты.
– Может, я и козел, но я хотя бы не пялюсь на шестнадцатилетнюю официантку. И у меня есть теория. И если бы ты меня слушал... Дин!
– Ты думаешь, ей шестнадцать? А выглядит на все сто! – усмехнулся Дин. – Ладно, давай тебя послушаем. Что ты накопал?
Сэм немного помолчал. Потом заговорил с таким видом, будто не был уверен в собственных словах.
– Видишь ли, я забил в поисковик обстоятельства гибели всех наших жертв.
– И?
– И... Все совпало! Стопроцентное попадание в каждом случае...
– Не томи, братишка! Где-то такое уже было? Или что?
– В том-то и дело, что не было! Всего этого на самом деле не было, Дин.
– Сэмми, я понимаю, что при твоем росте трудно не биться головой обо все подряд, но ты все-таки постарайся. Что ты мелешь? Мы же осматривали трупы! Все по-настоящему!
Сэм вздохнул.
– А тебе мозги поломала твоя Мелли! И я — Сэм! Еще раз назовешь меня Сэмми, и я... я тебе в трусы муравьев запущу!
– А это уже домогательство. Я на тебя в суд подам.
– И под каким именем ты там будешь выступать, а? Кто мы сегодня? Филдинг и Миллер?
– Если ты собираешься читать мне мораль, то я пойду к Мелли. У нее наверняка есть старшая сестра!
– Ладно! – Сэм примиряюще поднял руки. – Мир! Короче, слушай. Сначала я не мог ничего понять. Все это так странно... Откуда столько трупов, которые никто не может ни опознать, ни идентифицировать? А потом я вспомнил! Наш первый клиент, человек в белом. Тот паренек тогда сказал нам предсмертные слова этого типа...

***
«Первый клиент» был найден за сутки до этого разговора. Самоубийство у гостиницы. Единственный свидетель — неуверенный в себе паренек.
– ФБР? – стуча зубами переспросил парень, когда Дин и Сэм представились. – Но я... Я ничего не сделал! Я не убивал его! Дядя заболел, и я его подменял... Я... Я... не убивал его!
Парень был тощий, высокий — под стать Сэму – и весь в веснушках. Белесые ресницы сразу же намокли от слез. Зубы его стучали так, что Сэм собственных мыслей не слышал. Парня надо было срочно успокоить. Покосившись на Дина, Сэм подумал, что еще немного, и одним трупом тут станет больше.
– Слушай, Джонни...
– Джерри, сэр... Сокращенно от Джером.
– Джерри, – поправился Сэм. – Извини. – Он улыбнулся. – Послушай... Мы знаем, что ты ничего не делал. Это было самоубийство – мы в этом не сомневаемся. Но ты единственный, кто видел, как он это сделал. Мы просто хотим, чтобы ты нам все рассказал, хорошо? Это очень поможет нашему расследованию. Ты хороший парень. Так покажи нам свою лучшую сторону.
Парень затравленно огляделся, нервно облизал губы и тяжело вздохнул.
– Мой дядя, он работает в том отеле швейцаром. Накануне того дня... утра... В общем, он попросил его подменить. Сын управляющего — мой приятель, и он, управляющий, не возражает, что я подменяю дядю иногда...
– Можно покороче, Джерри? – перебил Дин.
– Дииин, – шепнул Сэм.
Джерри, однако, как будто и не заметил реплики Дина. Глаза его остекленели, он смотрел в одну точку. Перед его внутренним взором снова разворачивались события, и он хотел все-все рассказать – как можно подробнее, будто это могло помочь ему избавиться от воспоминаний. «Бедный парень, – подумал Дин. – Он, наверное, страшнее заусенца на пальце ничего и не видел, а тут — целое самоубийство!» Сэм думал о том же, а Джерри продолжал рассказывать:
– Смена у швейцара начинается очень рано, на рассвете. Мистер Остин, управляющий, считает, что это может поднять престиж отеля. Глупо, конечно, но он там главный... Короче, на рассвете я уже стоял у двери. Утро было туманное, на улице никого... И вдруг появился этот тип. Я даже не заметил, как он подошел! И... Он так странно был одет. Как в старых фильмах. Он остановился около дверей, я спросил, нужен ли ему номер или что, но он не ответил. Решив, что он пьян, я стал просить его уйти, но он не уходил. Просто смотрел на меня. А потом... Потом... – Парень вновь принялся хныкать. Дин протянул ему коробку с бумажными платками. – Спасибо. Потом он достал револьвер...
– Револьвер? – переспросили братья хором. – Не пистолет, а именно револьвер?
– Да, – закивал Джерри. – Я запомнил, потому что револьвер тоже был старинный... Он поднес его к виску. Я закричал: «Что вы делаете?!» А он... Он ответил: «Уезжаю. В далекие края». Я спросил: «Куда?» – «Если тебя станут спрашивать, – сказал он, – то говори, что уехал, дескать, в Америку». И спустил курок.

***
– Эта «Америка» не давала мне покоя. – Сэм отхлебнул кофе, который ему только что принесла та самая Мелли, на которую пялился Дин. – Я все думал: почему он так сказал? Мы же и так в Америке.
– Просто парень – идиот, – пожал плечами Дин. – И что-то напутал.
Сэм покачал головой.
– Нет. В том-то и дело. Помнишь второй труп?

***
Второй труп объявился буквально через пару часов после первого. На этот раз братьям удалось поговорить с местным детктивом — Джейн Маркес.
– Фармацевт сказал, что она стояла в подсобке и ела какой-то порошок. Как она туда попала, он не знает. – Детектив Маркес покачала красивой головой. – Порошка такого в аптеке тоже не было. Мышьяк... Его не было в аптеке. Мы проверили документы и обыскали помещение – никакого мышьяка. Очень странно. Сначала мы решили, что она одна из этих... которые наряжаются в старинные костюмы и разыгрывают всякие битвы и прочее. Вот, – сказала она, протягивая Дину фотографию. – Один из патрульных снял ее на телефон, когда они только прибыли на место. Обратите внимание на платье.
– Милое платье, – сказал Дин.
– Детектив... – Сэм улыбнулся. – Это же, если не ошибаюсь, конец девятнадцатого века, да?
– Да. И прическа тоже. И тот самоубийца у отеля тоже был одет в костюм того времени. – Детектив Маркес улыбнулась. – Я изучала историю костюма. Так, для себя. Как видите, пригодилось. – Она немного помолчала, потом продолжила: – Умерла она не там. Ее доставили в больницу, но помочь не смогли... Бедняжка.
– И что... Труп тоже не опознали? – спросил Дин.
– Нет. Как и того стрелка... Ни отпечатков, ни ДНК — ничего нет в базе. С пропавшими без вести тоже не совпадают... Все это так странно!
– Не волнуйтесь, детектив, – лучезарно улыбнулся Дин. – ФБР во всем разберется.

***
Дин выжидательно смотрел на Сэма. Тот напустил на себя важный вид и произнес:
– Второй труп – это госпожа Бовари.
– Твоя подружка? – не удержался Дин.
– У тебя уровень интеллекта, как у табуретки! Я читал этот роман в колледже. Флобер, «Госпожа Бовари». Эмма Бовари умерла именно так. Наелась мышьяка.
– Хочешь сказать: кто-то инсценировал смерть из глупой книжки для девочек?
– Это не книжка для девочек, а шедевр мировой литературы! И это не инсценировка. Это она и есть. А наш приятель, уехавший в Америку, – это герой русского романа, Свидригайлов. Женщина, бросившаяся под поезд, – Анна Каренина. Бедняга, которого мы видели вчера...


***
На центральной улице Сент-Питерсберга царил мир и покой. Яркое летнее солнце весело играло в листьях деревьев, окон домов и в волосах женщин. Винчестеры вышли из полицейского управления, где снова виделись с детективом Маркес – на этот раз по поводу бросившейся под поезд женщины. Они остановились на светофоре в ожидании зеленого сигнала. Проехала очередная машина, зажегся зеленый свет. Сэм сделал шаг вперед – и чуть не врезался в высокого немолодого мужчину. Он стоял на «зебре», в руке у него был старый чайник. Армейская зимняя шинель бросилась в глаза всем свидетелям этой сцены не сразу. Человек смотрел вдаль остекленевшим взором, потом зажмурился – и тут же упал, сраженный целым градом пуль. Завизжали женщины, поднялся гвалт. Братья, как бравые солдаты, упали на землю.
– Сэмми! Ты в порядке? – крикнул Дин.
– Да. Меня не задело. Ты?..
– Тоже в норме. Кто стрелял?
– Понятия не имею...

***
– …это бедный старый Дарби, школьный учитель. Это из «Бойни номер пять» Воннегута. – Сэм помолчал, выразительно глядя на брата. – Дин, кто-то или что-то в этом городе разыгрывает смерти литературных героев. Именно поэтому трупы не могут опознать. Эти люди — чья-то выдумка. Но вот умирают они почему-то по-настоящему.
– Начитанный дух? Бог литературы? Призрак писателя? Или завалившего сочинение школьника? Что это за чертовщина, Сэмми?!
– Не знаю. Давай вернемся в мотель. Полистаем дневник отца... Обдумаем все... Позвоним Бобби...
– Пойдем. – Дин поднялся. – Вот почему я предпочитаю кино.
Братья двинулись к выходу. Мелли помахала им рукой и улыбнулась. Дин улыбнулся в ответ. Зазвонил телефон.
– Агент Филдинг слушает, – сказал Дин. – Детектив Маркес? Рад слышать... Чем обязан? Что?.. Мы сейчас будем. – Он дал отбой и обратился к брату: – Сэмми, у нас еще труп. Три трупа.

II

Детектив Маркес повидала за годы службы в полиции многое. Несмотря на свою относительную молодость, она успела столкнуться и с серийными убийцами, и с наркоторговцами, и с прочим сбродом криминального толка. В Сент-Питерсберг она перевелась из Бостона в поисках более спокойной жизни. Городок казался тихим и мирным – до недавно начавшихся странных событий. У детектива было несколько трупов, опознать которые не было никакой возможности, а загадочные обстоятельства смерти этих людей вызывали миллион вопросов. Не меньше вопросов у детектива вызывали так называемые агенты ФБР. Что они не агенты, она поняла сразу. Чутье, однако, подсказало не выдавать своих подозрений, а воспользоваться их помощью, а дальше действовать по обстоятельствам. Но кто они такие? Она бы решила, что это все — их рук дело, но они приехали в город после самоубийства у отеля. Да и кому под силу разыгрывать такие спектакли! Застреленный на переходе мужчина в шинели – кто мог его убить? Его расстреляли из армейских ружей времен второй мировой — как определили эксперты, – но больше никого не задело, хотя должно было бы. Пуль на земле около трупа тоже не нашли. Не могли же такое устроить эти двое!
– Так, что тут у нас? – едва войдя в дом, чуть не хором поинтересовались агенты.
– Три трупа: женщина и двое детей, – ответила детектив Маркес. – Их обнаружил хозяин дома — мистер Шоу.
– Это его жена и дети? – поинтересовался агент Филдинг.
– Нет. – Детектив Маркес вздохнула. – Он вдовец. Я знала его жену... Она умерла от рака в прошлом году. Детей не было. Любовницы, насколько мне известно, тоже. Думаю, у нас еще один загадочный труп. Идемте.
Она провела агентов в гостиную, где на полу лежали три тела: женщина и двое ребятишек. Женщина представляла собой зрелище не из приятных: кожа ее была почти полностью обуглена, кое-где было видно, как мясо отстает от костей, лица было не разглядеть. У лежавших рядом с нею мальчиков зияли ножевые раны.
– Тут был пожар? – спросил агент Филдинг.
– Нет. – Детектив снова вздохнула. – Оружия, которым зарезали мальчиков, тоже не нашли.
Агенты молча склонились над трупами.
– Мистер Шоу, – поделилась детектив, – пришел с работы и обнаружил их здесь. Следов взлома нет. Запасной ключ есть только у его матери, которая сейчас находится в Калифорнии. Похоже на чью-то злую шутку... Заметили что-нибудь необычное?
Агенты выпрямились. Отрицательно помотали головами. Молчавший до этого момента агент Миллер вдруг задал вопрос:
– Что это за одежда на них, детектив? Похоже на... греческую?
– Да... Похоже. А?..
– Хватит заниматься ерундой, агент Миллер, – зашипел на него напарник.
Но Миллер будто не слышал его:
– Детектив Маркес, мы можем поговорить... наедине?
– Да, разумеется. Сейчас, конечно, мне не до разговоров, но вечером...
– Можете навестить нас в мотеле? Пожалуйста. Это очень важно. Сейчас мы не можем быть вам ничем полезны...

***
– Что за ерунда, Сэмми? – спросил Дин, когда они сели в машину. – С каких пор ты клеишься к симпатичным детективам вместо дела?
– Дин... Ты на солнышке перегрелся? Ты ничего не понимаешь?
– Слушай, обзываться дважды за день — это уже слишком! – огрызнулся Дин. – У меня и без тебя голова кругом идет, а ты вместо дела...
– Дин, мы сами не справимся.
– Что? – Дин осклабился. – С каких пор? Сэмми, ты что? С каких пор нам нужна помощь детективов? Даже таких симпатичных.
– Послушай. Мы не знаем, с чем столкнулись, так? А о последствиях ты думал? Если в городе начнется паника... Или еще что-то... К тому же, у меня есть мысль, надо ее проверить. Короче, я считаю, что нам нужна помощь детектива. И не спорь со мной! Тут не до секретности!
– Да, точно! Расскажи все симпатичной легавой! В дурку захотел?
– Иди к черту, Дин! Она не сдаст нас в дурку. И в тюрьму тоже. Ты видел ее лицо, когда мы приехали? Ей это все тоже не нравится. Мы можем помочь друг другу.
Дин резко затормозил. Вышел из машины и резко закрыл дверь. Сэм устало вздохнул и тоже вышел из машины. Разговор возобновился уже в комнате.
– Ты забыл, чему нас отец учил? – бесился Дин. – Еще объявление в газету дай: два охотника за приведениями будут благодарны за информацию о неопознанных трупах.
– Отец? – вскинулся Сэм. – Где он? Дин, хватит уже держаться за него! Он не во всем был прав! Нормально просить помощи, если она нужна.
– Какая помощь, Сэм?!
– Что-то типа... надежного тыла. Слушай, я вижу, что ты злишься, но я не хочу ссориться, Дин. Просто послушай меня, хорошо? – Дин прошипел что-то непонятное, но возражать не стал, уселся на кровать и выжидательно уставился на брата. Сэм продолжил: – Я знаю, мы всегда выкручивались, врали, обманывали – и справлялись с делом сами, без вмешательства властей, но в этот раз, Дин, мы столкнулись с чем-то, что за пределами нашего понимания. («Ну да, как обычно», – буркнул Дин, но Сэм его проигнорировал.) Нам нужно сотрудничество детектива, потому что нам нужны сведения о жителях города, а еще я не хочу выкручиваться и врать. Детектив Маркес производит впечатление разумного человека, с которым мы сможем договориться.
– Интуиция? – спросил Дин.
– Что-то вроде. – Сэм улыбнулся.
– Ладно. Поверю. А как насчет ее безопасности?
– Мы ее защитим.
– А если не сможем?
– Мы?
– Такое случалось. Сэм, не хочу казаться занудой и педантом, но в охоте секретность нужна не просто так.
– У меня предчувствие, Дин, что она нужна нам. Но если она не будет нам доверять... полностью доверять... – Сэм выразительно посмотрел на брата.
– Хорошо. Ты главный. А что за мысль у тебя была?
– Кто-то в этом городе очень много читает. Надо выяснить – кто. А еще я заметил одну странность: фамилии в этом городе все так или иначе связаны с литературой. Даже наши фальшивые имена в этот раз! Так что я думаю, что это зло здесь. И детектив должна об этом знать!
– Ну, в таком случае, злом может быть и детектив Маркес?
– Да. И это тоже нужно проверить.
– Каким образом?
– Не знаю пока. Но как-нибудь это должно выясниться.

***
До вечера братья занимались поисками информации. Дин изучал дневник отца, Сэм искал в интернете. Однако никаких похожи случаев ни один из них не нашел. Звонок Бобби тоже ничего не дал. «Литературных трупов», как Винчестеры окрестили это дело, никто больше не видел – по крайней мере, не писал об этом. Дин даже позвонил отцу, но номер, как всегда, не отвечал.
«Вообще, – думал Дин, перелистывая по десятом разу дневник отца, – странная история. Расскажи кому – со смеху помрет. Бобби, вот, решил, что я его разыгрываю».
– Что ты хихикаешь? – отвлекся от ноутбука Сэм.
Дин отложил дневник и растянулся на кровати.
– Просто представил, как история с «литературными трупами» выглядит со стороны. Вот если бы тебе такое рассказали, ты бы поверил?
– Конечно, нет...
Договорить Сэму не удалось. За окном вдруг поднялся шум. Кто-то кричал. Очень громко. Сэм кинулся к окну. Дину сделать то же самое помешал звонок телефона. Он включил громкую связь.
– Агенты, – послышался голос детектива Маркес. – Снова... Два трупа... В церкви. Это как раз недалеко от вас.
– Будем через пять минут, – ответил Дин.
Церковь находилась на соседней улице. В тот день там должно было состояться венчание, но его пришлось отложить.
– Двое подростков. Парень и девушка, – встретила братьев детектив. – В городе паника. Трупы в аптеке или на дороге, даже у кого-то в доме... Но... В церкви! Я многое за службу повидала, но такое — впервые.
– Ромео и Джульетта, – пробормотал Сэм.
– Что? – переспросила детектив. – Что вы сказали, агент Миллер?
– Ромео и Джульетта, – повторил Сэм.
– У нас есть теория, детектив, – вмешался Дин. – Именно поэтому мы хотели с вами поговорить.
Детектив посмотрела на них долгим испытующим взглядом. Она выглядела очень усталой. После минутного молчания она кивнула и пообещала, что заглянет к ним – как только освободится.

***
Около полуночи детектив Маркес постучала в дверь номера, где остановилась подозрительная парочка.
– Надеюсь, у вас есть выпить, – заявила она с порога.
– Для прекрасной дамы — всегда, – проворковал агент Филдинг.
– Я старше тебя лет на пятнадцать, дорогой, так что обойдемся без комплиментов.
– Как скажете, – ничуть не смутился незадачливый кавалер. – Виски?
– Чистый, пожалуйста. Что вы на меня так смотрите? Нервная работа.
В неформальной обстановке детектив Маркес всегда держалась легко и непринужденно, а эти двое чем-то нравились ей, и с ними было очень легко. Они немного поболтали, но когда стаканы наполнились во второй раз, пришлось переходить к серьезной части разговора.
– Так... Что у вас за теория?
– «Литературные трупы», – сказал агент Миллер. – Помните женщину и детей в доме мистера Шоу? Это «Медея». Трагедия Еврипида. Медея убила своих сыновей – зарезала, а перед этим убила новую невесту своего мужа — послала ей в подарок накидку, которая загорелась, и... И получилось то, что мы видели.
– И это ваша теория? Больше похоже, что у вас жар.
– Самоубийца у отеля — Свидригайлов, это из Достоевского, героиня другого русского романа бросилась под поезд, женщина в аптеке — мадам Бовари, военный с чайником – эпизод из «Бойни номер пять», а в церкви – Ромео и Джульетта. Все эти люди – плод воображения писателей, поэтому и нельзя опознать трупы. И мы думаем, что с вашей помощью мы можем это остановить.
Дальше разговор свернул в совсем уже странное русло. За годы службы детектив Маркес привыкла не удивляться ничему, но то, о чем говорили фальшивые агенты... Духи, демоны, оборотни... «Литературные трупы». Что стоит за этим странным явлением, братья (а они, как выяснилось, братья) не знают, но собираются выяснить и надеются на помощь детектива. «Бред, – думала детектив. – Но... Этот бред все объясняет!»
– Ладно, мальчики, – сказала она, выслушав рассказ братьев. – Теперь слушайте меня. Что вы никакие не агенты ФБР, я просекла сразу. Но и на обычных уголовников вы не похожи. А вы, оказывается, охотники за привидениями. Что ж. Допустим, я вас не сдам – не сдала же до сих пор, – но каков ваш план действий? В городе паника. Еще один «литературный труп», и тут такое начнется! Есть у вас план?
– Нет, – сказал Сэм. – Но у меня есть версия. Что или кто это ни делает, он (оно или она) должен быть здесь, в этом городе. Скорее всего, это кто-то, кто много читает и разбирается в литературе. Есть в городе кто-то, кого можно назвать книжным червем?
Детектив Маркес рассмеялась.
– Да ты что! Тут читают только школьники, да и то – раз в год по обещанию. У домохозяек есть книжный клуб, но на собраниях они читают разве что «Космополитен». В лучшем случае, смотрят экранизации романов Джейн Остин.
– Но школьников-то кто-то заставляет читать, – вмешался Дин. – Может, начнем с учителей?
– Вообще-то, я вроде слышала, что в школе есть клуб книголюбов. Вроде бы. Я уточню и позвоню утром или в обед.
– Спасибо! – улыбнулся Сэм.
– Буду ждать звонка, – подмигнул Дин.
«Он что, ко мне клеится? Или это виски?» – думала детектив Маркес по дороге домой.

III

Детектив Маркес разбудила братьев ни свет ни заря. Ровно в семь утра она постучала в дверь их номера. С просонок Дин чуть не послал ее куда подальше, но вовремя сообразил что к чему.

– Доброе утро, мальчики! – провозгласила женщина, входя в номе и ставя на стол три чашки кофе из кафе. – У меня для вас подарок!
– Доброе утро, – буркнул Сэм. – Спасибо за кофе.
– Новый труп? – без церемоний спросил Дин.
– Хуже. – Дектив уселась на его кровать и протяула ему папку. – Куча старых трупов. Мне не спалось, и я покопалась в архивах...

В папку было вложено две пачки бумаги. Первая датировалась 1955-м годом, вторая — 1905-м. Сэм осторожно пролистал одну из них. Молча показал Дину. Тот вскинул бровь, и оба брата вопросительно уставились на детектива.

– В те годы еще не было компьютеров, – пояснила она. – Все только на бумаге... Как и сейчас, все смерти, как вы выражаетесь, литературные. За сто лет – два случая. Дела закрыты за недостатком улик.
– Каждые пятьдесят лет, – тихо проговорил Сэм. – Похоже на какой-то ритуал.
– Посмотри последние страницы, – сказала Маркес.

Дин выхватил из рук брата папку и быстро открыл указанные страницы. Одну из них он прочтал вслух:

– Стэфани Киз. Проститутка. Найдена в амбаре у реки. Множественные ранениния.
– Настоящий труп? – спросил Сэм.

Маркес кивнула. Дин прочитал вторую страницу:

– Стивен Сирин. Плотник. Найден в амбаре у реки. Множественные ранения.
– Обратите внимание на даты, – сказала детектив. – Два дня «литература», два дня без происшествий, потом – настоящий труп.

Сэм включил ноутбук.

– Мстительные призраки? – вслух расжудал он. – Если это так, то надо сжечь их кости... А были ли подобные дела раньше?
– Не знаю. В 1903-м тут был большой пожар — архив сгорел. Если что-то и было...
– Ясно, – отозвался Сэм. – У нас два дня, чтобы найти того, кто это делает, иначе кто-то погибнет по-настоящему. А что известно об этих двух?
– Да ничего. – Маркес пожала плечами. – Киз – проститутка. Вряд ли ее жизнь была очень счастливой, но и сказатть о ней что-то этакое нельзя... Про плотника Сирина тоже ничего не припоминаю. Могу поискать...
– Не надо, – перебил Сэм, глядя в монитор. – Я нашел. У Киз был внебрачный сын десяти лет. Ее потомки живут здесь.
– Не думаю, Сэмми...
– Сэмми?
– Не называй меня так!
– Не думаю, что ее дети-внуки что-то о ней расскажут... Что насчет плотника?
– Умер бездетным. Жену, брата и его семью выкосил туберкулез.
– Думаешь, удастся поговорить с внуком Киз? И что он тебе может рассказать? – спросила Маркес.
– У вас есть другие варианты? – не остался в долгу Сэм.
– Кстати, – встрепенулся Дин, – что насчет книголюбов?

Маркес вздохнула.

– Есть учительница, Джйен Кауфман, она же ведет литературатурный кружок в школе. Но ни она, ни ее семья не жили здесь сто и пятьдеят лет назад.

Братья переглянулись.

– План такой, – сказал Дин, – идем завтракать. А потом делимся: я иду разговаривать с училкой, Сэм — с внуком проститутки, а вы – на службу. Если что случится, звоните нам.

В кафе было немноголюдно. Мелли, скучая, стояла у стойки. Увидев братьев, она лучезарно улыбнулась и подмигнула Дину. Это была довольно высокая девушка, с крепким спортивным телом и изящным греческим профилем.

– Рада видеть вас снова, – пропела она, подавая меню. – Я уже боялась, что вы уехали.
– Не попрощавшись? – промурлыкал было Дин, но осекся, ощутив сильный удар по ноге под столом. – Хм. Да. Нам два дежурных блюда и кофе, пожалуйста.

Когда официантка отошла, Сэм снова пнул брата под столом.

– Ты копытами-то поаккуратнее, – огрызнулся Дин.
– А ты – больше думай о деле!
– А что о нем думать? Сейчас поедим и разойдемся в разные стороны: ты к старику, я – к училке.
– У нас не так много времени, Дин.

Дин хотел ответить, но снова подошла Мелли.

– Ваш завтрак, – сказала она. – Прошу.

Она собралась снова отойти, но Дин удержал ее. Сэм недоуменно уставился на Дина, а тот обратился к девушке:

– Мелли, скажи... А тебе не страшно? Из-за того, что происходит в городе?

На лице Мелли отразился испуг.

– О, да, – прошептала она. – Я слышала про церковь и про трупы детей... Это все так ужасно! Но вы же агенты ФБР, вы же разберетесь, правда? – Она выразительно посмотрела на обоих братьев.
– А ты не можешь нам сказать, – перебил Сэм, – что обо всем этом говорят в городе? Ну, в школе, в твоей семье?
– Ну, мои родители постоянно в разъездах, а бабушка совсем старенькая, и я стараюсь беречь ее от таких новостей. А в школе... Ну, ребята вечно болтают ерунду. Кое-кто говорит, что это призрак из амбара.
– Призрак?!
– Ну да. На самом деле там никого нет, но болтают...
– И что именно болтают? – спросил Дин. – Обожаю страшные истории!
– Кого-то убили там, лет сто назад... И с тех пор там живет призрак. О, извините! Мне нужно работать! – И она упорхнула.

Дин посмотрел на Сэма и хмыкнул.

– А ты говорил, я время зря теряю. Теперь мы знаем, что в городе верят в призрака из амбара. – Это логичное предположение... Надо бы туда тоже наведаться, как считаешь?
– Звучит разумно.

После завтрака Дин отправился в школу поговорить с учительницей. Мисс Кауфман оказалась невысокой брюнеткой лет тридцати, с очень приятными манерами и хорошо поставленным профессиональным голосом. Дин плел что-то про племянницу, родители которой подумывают переехать в Сент-Питересберг и попросили его разузнать про местную школу, раз уж он будет тут проездом.
– Она очень начитанная девочка, и хорошо бы, чтобы у нее была возможность посещать литературный кружок или что-то такое...
– Что ж, – сказала мисс Кауфман. – У нас есть клуб книголюбов в школе. К сожалению, большинство учеников предпочитает проводить время не за книжкой, а на спортивной площадке или перед компьютером, но нам удалось кое-что сделать. К тому же, у нас хорошая библиотека.
– А кто... кто из ребят наиболее... Ну, начитанный? Все-таки моя племянница может оказаться далеко от остальных в плане... списка литературы. Вдруг ей понадобится помощь...
– Простите, но я не могу давать вам данные учеников, – ощетинилась учительница. – Но я могу дать вам список того, что мы обсуждали в этом году. Ученики выбирают книги сами, так что у нас нет какой-то программы... А списки я веду. Подождите немного, я сделаю копию.
– Спасибо, – одарил ее своей лучшей улыбкой Дин.

***
Сэм тем временем отыскал внука Стэфани Киз. Это был мужчина, обрюзгший от старости, но не потерявший ясности мысли. Но разговор с ним ни к чему не привел. Своей бабушкой он не интересовался. Сохранилась одна ее фотография – и та детская. Сэма поразило, что судя по платьицу и интерьеру девочка была не бедная.

Его отца, как он сказал, всю жизнь попрекали «гулящей мамашей». Но он все-таки сохранил память о матери: для него она была любящей мамой, а не «гулящей». Сын слышал от него кое-что, но не особо придавал значения. Для него все это была так давно и так далеко!

– С чего вы вообще заинтересовались моей бабкой? – спросил мистер Киз.
– Мы ведем дело, обстоятельства которого похожи на обстоятельства ее смерти, – честно признался Сэм.
– Да ладно? Сто лет прошло! Бывает же. – Он покачал головой. – Помнится, отец рассказывал, что она этим не от хорошей жизни стала заниматься...Это все, чем я могу вам помочь.
– В любом случае, я вам очень признателен за беседу, – искренне сказал Сэм.

***
– В общем, не густо, – подытожил Дин, когда они встретились и обменялись раздобытой информацией.

Сэм кивнул. Он сидел на своей кровати и изучал раздобытый Дином список. Вдруг он вскинулся и возбужденно заговорил.

– Смотри, Дин! Этот список! Тут те книги, которые нам тут встретились. Есть и другие, но в основном – эти. «Госпожа Бовари», «Преступление и наказание», «Медея»... Все здесь!
– Думаешь, это кто-то из детишек? Или училка? – спросил Дин.
– Знать бы, как именно она это сделала! Нет ведь таких заклинаний... Как вообще можно вызвать к жизни литературных героев?! Ни мы, ни отец, никто никогда о таком не слышал.
– Но каждые пятьдесят лет кто-то же тут орудует... Позвони Маркес, пусть выяснит, не осталось ли в живых свидетелей того мужика, которого убили в 50-е. Сирин, кажется. А вечером мы с тобой наведаемся в этот чертов амбар...
запись создана: 24.06.2015 в 23:19

@темы: СПН